Главное / Аналитика / История / 1

Тайная роль Америки в руандийском геноциде

Большой обзорный материал о роли ЦРУ в руандийском геноциде...

 

 

Рабочий мемориального сооружения о геноциде Мурамби показывает черепа жертв геноцида 1994 года, рядом с Бутаре, Руанда. Фотография: Хосе Сендон/AFP



Насилие, шокировавшее мир в 1994 году, не пришло из ниоткуда. Пока ЦРУ наблюдало, его союзники в угандийском правительстве помогали распространять террор и подпитывать этническую ненависть.

Хелен С. Эпштейн

В период между апрелем и июлем 1994 года сотни тысяч руандийцев были убиты в результате самого быстрого когда-либо зафиксированного геноцида. Убийцы использовали простые инструменты - мачете, биты и другие тупые твердые предметы, или загоняли людей в здания и поджигали их с помощью керосина. Большинство жертв были из этнической группы тутси, составляющей меньшинство; большинство убийц относились к преобладающей группе хуту.

Геноцид в Руанде сравнивали с холокостом нацистов из-за его невероятной жестокости. Но существует принципиальная разница между этими двумя чудовищными преступлениями. Германии не угрожала еврейская армия. Гитлер избрал мишенью евреев и другие слабые группы только по причине своих безумных убеждений и широко распространенных предрассудков того времени. Руандийские хуту génocidaires (люди, ответственные за геноцид - фр.), как называли людей, убивавших во время геноцида, также руководствовались иррациональными верованиями и предрассудками, но у этой взрывоопасной ситуации был и другой важный элемент: террор. За три с половиной года до геноцида повстанческая армия, состоявшая в основном из руандийских тутси в изгнании и известная как Руандийский Патриотический Фронт, или РПФ, вторглась в Руанду и создала лагеря в северных горах. Их вооружала и обучала соседняя Уганда, которая продолжила снабжать их в течение всей последующей гражданской войны в нарушение хартии ООН, правил Организации африканского единства, различных руандийских соглашений о прекращении огня и мирных соглашений, и в нарушение неоднократных обещаний угандийского президента Йовери Мусевени.
В этот период официальные лица в посольстве США в Кампале знали, что через границу поступает оружие, а ЦРУ знало, что растущая сила повстанцев обостряет межэтническую напряженность внутри Руанды до такой степени, что сотни тысяч руандийцев могут погибнуть во время массового этнического насилия. Однако Вашингтон не только не замечал содействие Уганды руандийским повстанцам, но он также активизировал военную помощь и помощь на цели развития для Мусевени и затем превозносил его как миротворца, когда происходил геноцид.

Ненависть, которую высвободили хуту, ответственные за геноцид, представляет собой худшее, на что способны люди, но при рассмотрении того, что привело к этой катастрофе, важно помнить, что это насилие не было спонтанным. Оно возникло на основе столетия или больше несправедливости и жестокости с обеих сторон, и хотя убивавшие во время геноцида мстили невинным, они были спровоцированы тяжело вооруженными повстанцами, снабжавшимися Угандой, в то время как США безразлично наблюдали.

Повстанческая армия РПФ представляла беженцев тутси, оставивших свою страну в начале 1960-х. В течение столетий до этого они составляли элитный привилегированный класс меньшинства в Руанде. В системе, сохранившейся и при бельгийском колониализме, они обращались с крестьянами хуту как с рабами, заставляя их работать на своей земле и иногда избивая их как ослов. Возмущение хуту медленно вскипало до периода незадолго до независимости в 1962 году, затем взорвалось в виде жестоких погромов против тутси, сотни тысяч которых бежали в соседние страны.
В Уганде выросло новое поколение беженцев тутси, но они вскоре оказались вовлечены в смертельно опасную политику своей второй родины. Некоторые заключили союзы с угандийскими тутси и тесно связанными хима - племенем Мусевени - многие из которых являлись сторонниками оппозиции и поэтому считались врагами тогдашнего президента Милтона Оботе, правившего в Уганде в 1960-е и снова в начале 1980-х.

После того, как Иди Амин сверг Оботе в 1971 году, многие руандийские тутси покинули приграничные лагеря беженцев. Некоторые пасли скот для богатых угандийцев; другие приобрели землю в собственность и занялись фермерством; некоторые вступили в брак с угандийскими семьями; а небольшое число присоединились к Государственному управлению исследований, вселяющему страх аппарату безопасности Амина, который нагонял ужас на угандийцев. Когда Оботе вернулся во власть в 1980-е, он лишил руандийских тутси их гражданских прав и приказал им вернуться в лагеря беженцев или же обратно в Руанду, где правительство, в котором доминировали хуту, не было им радо. Те, кто отказывался уйти, подверглись нападениям, изнасилованиям и убийствам, а их дома были разрушены.
Вследствие злоупотреблений Оботе все больше руандийских беженцев вступали в Армию национального сопротивления, повстанческую группу против Оботе, основанную Мусевени в 1981 году. Когда повстанцы Мусевени захватили власть в 1986 году, четверть из них составляли руандийские беженцы тутси, и Мусевени наградил их высокими чинами в новой армии Уганды.

Продвижение руандийских беженцев по службе в армии вызвало не только возмущение в Уганде, но и страх в Руанде, где большинство хуту давно опасались стремительного наступления беженцев тутси. В 1972 году около 75000 образованных хуту - практически все, кто мог читать - были перебиты в управляемом тутси Бурунди, небольшой стране, граничащей с Руандой, со сходным этническим составом населения. В 1960-е угандийские беженцы-тутси совершали время от времени вооруженные атаки на границе, но армия Руанды легко их отбивала. Каждая атака провоцировала расправы против тутси, оставшихся в Руанде - многих из которых задерживали, пытали и убивали - на основании одного лишь подозрения, что они являются сторонниками бойцов из числа беженцев. К концу 1980-х новое поколение беженцев, обученное и снабженное оружием Угандой Мусевени, представляло собой потенциально намного более серьезную угрозу.
Согласно историку Андре Гишауа, гнев и страх витали над каждой стычкой в баре, над каждым спором в офисе и каждой проповедью в церкви.

К моменту, когда Мусевени пришел к власти, затруднительное положение беженцев-тутси привлекло внимание Запада, который начал оказывать давление на правительство Руанды, чтобы оно позволило им вернуться. Сначала президент Руанды Жювеналь Хабиаримана отказался, уверяя, что Руанда является одной из самых густо заселенных стран в мире, а ее народу, зависящему от крестьянского хозяйства, нужна земля для выживания. Население увеличилось с тех пор, как беженцы покинули страну, и теперь в Руанде было более чем достаточно людей, утверждал Хабиаримана.

Хотя он не говорил этого публично, перенаселенность почти наверняка не являлась главной проблемой Хабиариманы. Он знал, что лидеры беженцев не были заинтересованы всего лишь в нескольких участках земли и мотыгах. Открыто заявляемой целью РПФ были права беженцев, но их настоящая цель не была ни для кого секретом в регионе Великих озёр Африки: свергнуть правительство Хабиариманы и отвоевать Руанду силой. Мусевени даже проинформировал руандийского президента, что эмигранты-тутси могут напасть, и Хабиаримана также сказал чиновникам Госдепартамента США, что он боится вторжения со стороны Уганды.
Однажды днем в начале 1988 года, когда новости распространялись медленно, Киванука Лоренс Нсереко, журналист "Citizen", независимой угандийской газеты, заглянул к старому другу в министерство транспорта в деловой части Кампалы. Два высокопоставленных офицера вооруженных сил, с которыми Лоренс был знаком, случайно оказались в приемной, когда он вошел. Как и многие из офицеров Мусевени, они были руандийскими беженцами-тутси. После первых вежливых слов Лоренс спросил мужчин, что они здесь делают.



Фотографии жертв геноцида, предоставленные выжившими, внутри мемориала Гисози в Кигали, Руанда. Фотография: Раду Сигети/"Рейтер"

"Мы хотим, чтобы некоторые наши люди были в Руанде", - ответил один из них. Лоренс содрогнулся. Он вырос среди хуту, бежавших от притеснений со стороны тутси в Руанде до независимости в 1962 году, а также тутси, которые бежали от возглавляшихся хуту погромов, последовавших за этим. Законоучителем Лоренса в детстве был тутси; хуту, работавшие на огородах его семьи, отказывались приходить на его уроки. Вместо этого они рассказывали друг другу фантастические истории о том, как тутси когда-то использовали своих рабов-хуту в качестве плевальниц, плюя в их рты вместо того, чтобы сплевывать на землю.

Офицеры зашли поговорить к чиновнику по транспорту первыми, а когда подошел черед Лоренса, то он спросил своего друга, что ему стало известно. Чиновник был в приподнятом настроении. Руандийцы пришли, чтобы выразить поддержку новой программе открытых границ, сказал он. Скоро руандийцам, живущим в Уганде, бдет разрешено пересекать границу и посещать их родственников без визы. Это поможет решить досадную проблему с беженцами, объяснил он.

Лоренс был менее оптимистично настроен. Он подозревал, что руандийцы могут использовать программу открытых границ для проведения негласных наблюдений для вторжения, или даже для совершения атак внутри Руанды. Несколько дней спустя он заехал к руандийскому полковнику-тутси из угандийской армии по имени Стивен Ндугуте.

"Мы возвращаемся в Руанду", - сказал полковник. (Когда РПФ в итоге захватила Руанду в 1994 году, Ндугуте являлся заместителем командующего.)

Многие угандийцы с нетерпением ждали, чтобы руандийские офицеры Мусевени уехали. Они не только занимали высокие посты в армии, которые, как считали многие угандийцы, должны занимать угандийцы, но некоторые также были известны своей жестокостью. Пол Кагаме, который затем возглавил силовой захват РПФ власти в Руанде и правит Руандой с периода геноцида, являлся и.о. начальника военной разведки, на базе которой Лоренса самого пытали. В северной и восточной Уганде, где проходила жесткая противоповстанческая кампания, некоторые из худших пыток осуществлялись руандийскими офицерами-тутси. В 1989 году, например, солдаты под командованием Криса Буньеньези, также лидера РПФ, согнали множество предполагаемых повстанцев в деревне Мукура в пустой железнодорожный вагон без вентиляции, заперли двери и позволили им умереть от удушения.

У Лоренса не было особых сомнений, что если в Руанде начнется война, то она будет "очень, очень кровавой", сказал он мне. Он решил предупредить президента Руанды. Хабиаримана согласился встретиться с ним во время государственного визита в Танзанию. В гостинице в Дар-эс-Саламе 20-летний журналист предупредил руандийского лидера об опасности программы открытых границ. "Не беспокойся", - сказал ему Хабиаримана, как говорит Лоренс. "Мусевени мой друг и никогда не позволит РПФ напасть".

Хабиаримана хитрил. Программа открытой границы являлась на самом деле частью его собственной циничной контрстратегии. За каждым человеком внутри Руанды, которого посещал беженец тутси, начинали следить агенты, и на него автоматически навешивали ярлык как на сторонника РПФ; многие были арестованы, подверглись пыткам и были убиты руандийскими правительственными агентами. Тутси внутри Руанды стали, таким образом, пешками в борьбе за власть между эмигрантами РПФ и правительством Хабиариманы. Пять лет спустя они будут совершенно уничтожены во время одного из самых ужасных геноцидов, когда-либо зафиксированных.
Утром 1 октября 1990 года тысячи бойцов РПФ собрались на футбольном стадионе в западной Уганде примерно в 20 милях (32 км) от границы с Руандой. Некоторые были руандийскими дезертирами-тутси из армии Уганды; другие были добровольцами из лагерей беженцев. Два госпиталя неподалеку были приготовлены к потерям. Когда местные жители спросили, что происходит, Фред Руигьема, являвшийся и командующим угандийской армии и лидером РПФ, сказал, что они готовятся к предстоящим празднованиям Дня независимости Уганды, но некоторые радостные повстанцы выдали настоящую цель их задания. Они перешли границу с Руандой в тот день. Руандийская армия при поддержке французских и заирских бойцов спецподразделений остановила их продвижение, и повстанцы отступили обратно в Уганду. Спустя короткое время они снова вторглись и по прошествии времени создали базы в руандийских северных горах Вирунга.

Президенты Мусевени и Хабиаримана участвовали в конференции ЮНИСЕФ в Нью-Йорке в тот момент. Они жили в одной гостинице и Мусевени позвонил в номер Хабиариманы в 5 часов утра, чтобы сказать, что он только что узнал, что 14 из его руандийских офицеров-тутси дезертировали и ушли в Руанду. "Я бы хотел очень прямо заявить", - сказал, по сообщениям, угандийский президент - "что мы не знали о дезертирстве этих парней" - имея ввиду руандийцев, не 14, а тысячи которых только что вторглись в страну Хабиариманы - "и что мы это не поддерживаем".



Повстанцы-тутси рядом с Кигали во время гражданской войны в Руанде. Фотография: Патрик Роберт/Corbis/Sygma via Getty Images

В Вашингтоне через несколько дней Мусевени сказал главе отдела Африки в Госдепартаменте Херману Коэну, что он предаст военному суду руандийских дезертиров, если они попытаются вернуться обратно в Уганду. Но через несколько дней после этого он закулисно попросил, чтобы Франция и Бельгия не помогали руандийскому правительству в отражении атаки. Коэн пишет, что он теперь считает, что Мусевени, должно быть, прикидывался потрясенным, тогда как он знал, что происходит, с самого начала.
Когда Мусевени вернулся в Уганду, у Роберта Гриббина, тогдашнего заместителя главы миссии в посольстве США в Кампале, были "крепкие высказывания" для него. Немедленно прекратите вторжение, сказал американец, и позаботьтесь о том, чтобы РПФ не поступала никакая поддержка из Уганды.

Мусевени уже сделал заявление, пообещав перекрыть все пограничные переходы между Угандой и Руандой, не оказывать никакого содействия РПФ и арестовать любых повстанцев, которые попытаются вернуться в Уганду. Но он ничего из этого не сделал, а американцы, судя по всему, никак не возражали.

Когда РПФ начал свое вторжение, Кагаме, являвшийся тогда старшим офицером и в угандийской армии, и в РПФ, находился в Канзасе в Командно-штабном училище сухопутных войск США в Форте Ливенуорт, изучая тактику действий на поле боя, психологические операции и методы пропаганды для завоевания умов и сердец. Но после того, как четверо командиров РПФ были убиты, он сказал своим американским инструкторам, что он бросает учебу, чтобы присоединиться к вторжению в Руанду. Американцы, похоже, поддержали это решение, и Кагаме полетел в аэропорт Энтеббе, доехал до границы с Руандой автотранспортом и перешел ее, чтобы взять на себя командование повстанцами.

В течение следующих трех с половиной лет угандийская армия продолжала снабжать бойцов Кагаме запасами провианта и оружием и позволяла его солдатам свободно пересекать границу в обоих направлениях. В 1991 году Хабиаримана обвинил Мусевени, что тот позволил РПФ напасть на Руанду с защищенных баз на угандийской территории. Когда один угандийский журналист опубликовал статью в принадлежащей правительству газете "New Vision", рассказав о существовании этих баз, Мусевени пригрозил предъявить журналисту и его редактору обвинения в подрывной деятельности. Весь приграничный район был оцеплен. Даже группе французских и итальянских военных инспекторов было отказано в доступе.

В октябре 1993 года совет безопасности ООН разрешил ввод миротворческих сил, чтобы гарантировать, что оружие не будет поступать через границу. Командующий миротворцев, канадский генерал-полковник Ромео Даллэр, проводил большую часть своего времени в Руанде, но он также посещал приграничный угандийский городок Кабале, где один офицер сказал ему, что его инспекторам необходимо уведомлять угандийскую армию за 12 часов, чтобы можно было организовать для них сопровождение во время их патрулирования границы. Даллэр протестовал: элемент внезапности крайне важен для таких миссий наблюдения. Но угандийцы гнули свою линию, и Даллэр, который был намного более озабочен событиями в Руанде, в конце концов уступил.

Граница в любом случае была дырявой как решето, написал позднее Даллэр. Было пять официальных пограничных переходов и бесчисленное количество не отмеченных на карте горных троп. За ними невозможно было следить. Даллэр также слышал, что для снабжения РПФ используется склад в Мбарара, угандийском городе примерно в 80 милях (128 км) от границы с Руандой. Угандийцы отказались разрешить миротворцам Даллэра проинспектировать это место. В 2004 году Даллэр заявил на слушаниях в конгрессе США, что Мусевени рассмеялся ему в лицо, когда они встретились на мероприятии в память о 10-й годовщине геноцида. "Я помню эту миссию ООН на границе", - как сообщается, сказал ему Мусевени. "Мы маневрировали, чтобы обхитрить ее, и мы, конечно же, поддерживали [РПФ]".

Американские официальные лица знали, что Мусевени не выполнил свое обещание отдать под суд лидеров РПФ. США наблюдали за поставками угандийского вооружения силам РПФ в 1992 году, но вместо того, чтобы наказать Мусевени, западные спонсоры, включая США, удвоили помощь его правительству и позволили его военным расходам вырасти до 48% от бюджета Уганды - по сравнению с 13% на образование и 5% на здравоохранение, несмотря на то, что страну опустошал СПИД. В 1991 году Уганда приобрела в 10 раз больше американского вооружения, чем за все предыдущие 40 лет.

Вторжение в Руанду в 1990 году и негласная поддержка этого Соединенными Штатами являются тем более ошеломляющими, что в месяцы, предшествовавшие этому, Хабиаримана согласился на многие требования международного сообщества, включая на возвращение беженцев и многопартийную демократическую систему. Так что было неясно, за что воюет РПФ. Конечно, переговоры о возвращении беженцев тянулись бы медленно и могли не завершиться удовлетворением требований РПФ или вообще не завершиться. Но переговоры, судя по всему, были внезапно прекращены в пользу войны.

По крайней мере один американец был обеспокоен этим. Посол США в Руанде Роберт Флейтен видел своими собственными глазами, что вторжение РПФ вызвало ужас в Руанде. После вторжения сотни тысяч сельских жителей, по большей части хуту, покинули районы, контролируемые РПФ, сказав, что они видели похищения и убийства. Флейтен призвал администрацию Джорджа Г. У. Буша ввести санкции против Уганды, как она это сделала в отношении Ирака после вторжения в Кувейт ранее в том году. Но в отличие от Саддама Хусейна, который был разгромлен в Кувейте, Мусевени получил лишь "крепкие вопросы" Гриббина о вторжении РПФ в Руанду.

"Если коротко", - пишет Гриббин, - "мы сказали, что тайное стало явным, и что ни Соединенные Штаты, ни Уганда не будут это исправлять". Санкции против Мусевени могли навредить интересам США в Уганде, объясняет он. "Мы стремились к стабильному государству после многих лет насилия и неопределенности. Мы поощряли нарождающиеся демократические инициативы. Мы поддерживали весь спектр экономических реформ".



Памятник более чем 11000 мужчин, женщин и детей тутси, убитых в Кибуйе. Фотография: Энди Холл для "Observer"
Но США не поддерживали нарождающиеся демократические инициативы в Уганде. В то время как они оказывали давление на другие страны, включая Руанду, чтобы сделать доступным политическое пространство, доноры Уганды позволяли Мусевени запрещать деятельность политических партий, арестовывать журналистов и редакторов и проводить жестокие противоповстанческие операции, в которых мирные граждане подвергались пыткам и убийствам. И, вовсе не стремясь к стабильности, США, позволяя Уганде вооружать РПФ, создавали условия для того, что превратилось в худшую волну насилия, когда-либо зафиксированную на африканском континенте. Годы спустя Коэн выразил сожаление, что не оказал нажим на Уганду, чтобы она прекратила поддерживать РПФ, но к тому времени было уже слишком поздно.
Для Хабиариманы и его окружения в лице элиты хуту у вторжения РПФ был и позитивный момент, по крайней мере, поначалу. В то время отношения между хуту и тутси внутри Руанды улучшились. Хабиаримана стремился к примирению с тутси, все еще жившими в Руанде, выделив для них места в госслужбе и в университетах пропорционально их доле в населении. Эта программа имела скромный успех, и самые большие противоречия в стране тогда были связаны с классом, а не с этнической принадлежностью. Крошечная группа образованных хуту, связанных с семьей Хабиариманы, называвших себя évolués - "развитыми" - жила за счет миллионов доведенных до нищеты фермеров-хуту, которых они эксплуатировали точно так же нещадно, как и их хозяева-тутси в прошлом.
"Развитые" принуждали крестьян к подневольному труду и жировали за счет проектов "борьбы с бедностью" Всемирного банка, которые предоставляли работу и другие льготы и привилегии их собственной группе, но мало что делали для смягчения проблемы нищеты. Международные доноры, оказывавшие помощь, оказывали нажим на Хабиариману, чтобы он разрешил действовать оппозиционным политическим партиям, и появились многие новые партии. Хуту и тутси все больше объединялись в критике авторитарного поведения Хабиариманы и кумовства, и огромного экономического неравенства в стране.

Когда этнические костры Руанды снова разгорелись в дни, последовавшие за вторжением РПФ, Хабиаримана и его окружение, по-видимому, увидели благоприятную политическую возможность: теперь они могут отвлечь внимание недовольных масс хуту от их собственного дурного обращения путем нового возрождения страхов перед "дьяволами тутси", которые вскоре станут удобными козлами отпущения для отвлечения внимания от глубоких социально-экономических проявлений несправедливости.

Вскоре после вторжения все тутси - будь то сторонники РПФ или нет - стали мишенями грязной пропагандистской кампании, которая принесет страшные плоды в апреле 1994 года. Шовинистические газеты, журналы и радиопрограммы начали напоминать слушателям хуту, что это они являются исконными обитателями региона Великих озёр и что тутси являются нилотами - предположительно воинственными скотоводами, которые завоевали и поработили их в 17-м веке. Вторжение РПФ было не чем иным, как заговором Мусевени, Кагаме и их соучастников тутси по воссозданию этой гнусной империи нилотов. В журналах стали появляться карикатуры о том, как тутси убивают хуту, а также предупреждения, что все тутси являются шпионами РПФ, стремящимися затащить страну обратно во времена, когда королева тутси якобы встала с ее сиденья, поддерживаемого клинками, пробитыми сквозь плечи детей хуту. В декабре 1993 года на первой странице одного издания хуту появилось изображение мачете под заголовком "Что делать с тутси?"

Хабиаримана знал, что РПФ благодаря поддержке Уганды был лучше вооружен, обучен и организован, чем его собственная армия. Находясь под огромным международным давлением, он согласился в августе 1993 года предоставить РПФ места в переходном правительстве и почти половину всех должностей в армии. Даже тутси внутри Руанды были против того, чтобы давать РПФ слишком много власти, потому что они знали, что это может еще больше спровоцировать недовольных, испуганных хуту, и они были правы. Когда всё более слабое правительство Хабиариманы неохотно выполнило требования РПФ касательно получения власти, мэры-хуту и другие местные чиновники крайних взглядов начали запасаться винтовками, а связанные с правительством отряды ополчения анти-тутси начали раздавать мачете и керосин будущим виновникам геноцида. В январе 1994 года, за четыре месяца до геноцида, ЦРУ предсказало, что если напряженность не будет каким-то образом ослаблена, то сотни тысяч людей погибнут в этническом насилии. Пороховой бочке было достаточно искры, чтобы произошел взрыв.

Эта искра вспыхнула примерно в 8 часов вечера 6 апреля 1994 года, когда ракеты, выпущенные с позиций, близких к аэропорту Кигали, сбили самолет Хабиариманы, когда он шел на посадку. На следующее утро группы ополченцев хуту в ярости, убежденные, что близится нилотская катастрофа, начали свирепую атаку на своих соседей тутси.

Мало какие темы вызывают больше противоречий, чем современная история Руанды. Такие вопросы как "Совершил ли РПФ нарушения прав человека?" или "Кто сбил самолет президента Хабиариманы?", как известно, провоцируют возмущение на научных конференциях. Руандийское правительство запрещает въезд и высылает из страны критически настроенных исследователей, вешая на них ярлык "врагов Руанды" и "отрицателей геноцида", а Кагаме заявил, что он не думает, что "кто-то в СМИ, ООН [или] правозащитных организациях имеет хоть какое-то моральное право выступать с обвинениями против меня или Руанды".
Как бы то ни было, некоторые данные указывают, что РПФ несет ответственность за сбитие самолета Хабиариманы. Использованные ракеты были произведенными в России ракетами SA-16. У руандийской армии, как известно, не было такого вооружения, а РПФ имела их по крайней мере с мая 1991 года. Две одноразовых пусковых установки SA-16 были также найдены в долине рядом с Масака Хилл, районе в пределах досягаемости аэропорта, к которому имел доступ РПФ. Согласно российской военной прокуратуре, пусковые установки были проданы Уганде Советским Союзом в 1987 году.
С 1997 года были проведены пять дополнительных расследований крушения самолета, включая расследование группой, назначенной ООН, и расследования французского и испанского судей, работавших независимо. Эти три расследования пришли к заключению, что РПФ несет, возможно, ответственность. Два расследования руандийского правительства, в противовес этому, заключили, что ответственными являются элиты хуту и члены собственной армии Хабиариманы.

В докладе 2012 года о крушении, подготовленном двумя французскими судьями, с РПФ была вроде бы снята вина. Но этот доклад, хотя и распиаренный как окончательный, на самом деле им не являлся. Авторы использовали баллистические и акустические данные, чтобы аргументировать, что ракеты были, возможно, выпущены руандийской армией из военных казарм Каномбе. Но они признают, что их технические результаты не могут исключить возможность того, что ракеты были выпущены из района Масака Хилл, где были найдены пусковые установки. В докладе также не объясняется, каким образом руандийская армия, которая, как известно, не располагала ракетами SA-16, могла сбить самолет с их помощью.

Вскоре после сбития самолета виновники геноцида начали атаку на тутси, и РПФ начал продвигаться. Но движения войск повстанцев говорили о том, что их важнейшей задачей было захватить страну, а не спасти гражданское население тутси. Вместо того, чтобы направиться на юг, где происходило большее число убийств, РПФ ходил кругами вокруг Кигали. К моменту, когда он достиг столицы через несколько недель, большинство тутси там были уже убиты.

Когда миротворец ООН Даллэр встретился с Кагаме во время геноцида, он спросил об этой задержке. "Он хорошо знал, что каждый день боев на окраинах означал неизбежную смерть для тутси, все еще находившихся за позициями [правительственных войск Руанды]", - написал Даллэр в "Shake Hands With the Devil". "[Кагаме] не обратил внимания на скрытый смысл моего вопроса".

В последующие годы Билл Клинтон много раз приносил извинения за бездействие США во время геноцида. "Если бы мы вмешались быстрее, то я считаю, что мы могли бы спасти, по крайней мере, треть потерянных жизней", - сказал он журналистке Тане Брайер в 2013 году. Вместо этого европейцы и американцы вывезли своих собственных граждан, а миротворцы ООН тихо самоустранились. Но Даллэр указывает, что Кагаме отказался бы от помощи Клинтона в любом случае. "Международное сообщество рассматривает отправку сил интервенции по гуманитарным соображениям", - сказал Кагаме Даллэру. "Но зачем? Если в Руанду будут посланы силы интервенции, то мы" - то есть РПФ - "будем с ними сражаться".

С продвижением сил РПФ беженцы хуту спасались бегством в соседние страны. В конце апреля телестанции по всему миру передали изображения тысяч и тысяч их, пересекающих мост Русумо из Руанды в Танзанию, в то время как внизу проплывали раздутые трупы руандийцев по реке Кагера. Большинство зрителей восприняли это таким образом, что все трупы были трупами тутси, убитых геноцидными хуту. Но река текла в основном из районов, контролировавшихся тогда силами РПФ, и Марк Прутсалис, чиновник ООН, работавший в лагерях беженцев в Танзании, настаивает, что как минимум часть трупов являлись, вероятно, хуту, ставших жертвами расправ со стороны РПФ. Беженцы, один за другим, рассказывали ему, что солдаты РПФ ходили по домам в районах проживания хуту, вытаскивая людей, связывая их и бросая в реку. ООН позднее подсчитала, что РПФ убивал около 10000 гражданских лиц каждый месяц во время геноцида.

Лоренс Нсереко был среди журналистов на мосту Русумо в тот день и, пока трупы проплывали мимо, он заметил нечто странное. Верхние части рук некоторых из них были связаны веревками за их спинами. В Уганде этот метод усмирения известен как "трехэлементный узел"; он оказывает сильное давление на грудную кость, вызывая раздирающую боль, и может привести к гангрене. "Амнести Интернэшнл" недавно указала на это как на типичный метод пыток армии Мусевени, и Лоренс задавался вопросом, не научились ли РПФ этому методу у своих угандийских покровителей.

В июне 1994 года, в то время как бойня в Руанде все еще продолжалась, Мусевени отправился в Миннеаполис, где он получил медаль за общественное служение имени Хьюберта Х. Хамфри и почетную докторскую степень от Университета Миннесоты. Декан, бывший чиновник Всемирного банка, расхваливал Мусевени за то, что тот прекратил нарушения прав человека в Уганде и готовил свою страну к многопартийной демократии. Западные журналисты и научные работники осыпали Мусевени похвалами.

"Уганда является одним из проблесков надежды для будущего черной Африки", - написал один. "Нью-Йорк Таймс" сравнила угандийского лидера с Нельсоном Манделой, а журнал "Тайм" превозносил его как "скотовода и философа" и "интеллектуальный компас центральной Африки".

Мусевени также посетил Вашингтон во время этой поездки, где он встретился с Клинтоном и его советником по национальной безопасности Энтони Лейком. Я не смогла найти запись о том, что они обсуждали, но я могу представить себе, что американцы сокрушались по поводу трагедии в Руанде, а угандиец объяснял им, что эта катастрофа лишь подтвердила его давнюю идею, что африканцы слишком привязаны к своему племени для многопартийной демократии. Малограмотные крестьяне континента должны находиться под контролем таких властителей как он сам.

Это адаптированный отрывок из книги "Another Fine Mess: America, Uganda and the War on Terror", опубликованной Columbia Global Reports.

линк http://perevodika.ru/articles/1174329.html
оригинал https://www.theguardian.com/news/2017/sep/12/americas-secret-role-in-the-rwandan-genocide

П.С. Мягко Гвардиан набросил, скорее ЦРУ не знало, а непосредственно руководило...

материал взят из https://centercigr.livejournal.com/206341.html

Комментарии (0)

ВНИМАНИЕ!
Вы не авторизованы на сайте! Чтобы оставить комментарий вы можете зарегистрироваться в упрощенной форме или войти через соцсети: Вконтакте Мэйл.ру Google Facebook Одноклассники