Главное / Донбасс

Жаркий август 14-го

Между мертвыми полями и украинским укрепрайоном


Для меня шёл четвёртый месяц войны. Всё происходящее давно стало привычным. О смерти, самой возможности погибнуть, мыслей уже не было, как и мыслей о каком-либо будущем. Мысли о смерти изредка навеивались инстинктом самосохранения в самые критические моменты, но тут же прогонялись из сознания. У нас были другие цели, другие задачи. Что-то большее, чем собственная жизнь или смерть.

Это было 11 августа 2014 года, ровно 5 лет назад. Наша группа с начала месяца базировалась в г. Снежное, в помещении военкомата. В этом же помещении тогда базировалось подразделение Моторолы «Спарта». Как раз в этот день Моторола вернулся в строй после лечения последствий очередного ранения. Как всегда в светлое время суток, мы находились на улице перед военкоматом и весело проводили время, рассказывая друг другу небылицы. Тогда в окрестностях Снежного шли ожесточенные бои и артиллерийские дуэли. Очень часто снаряды угрожающим шелестом и посвистыванием пролетали над нами, и мы сразу падали на землю. Это добавляло адреналина и вносило лёгкий сумбур в наш дневной отдых. Работать мы выходили всегда по вечерам.

Рядом с военкоматом находился госпиталь, куда привозили раненых ополченцев. Возле госпиталя всегда было много людей. Кто-то кого-то привозит, увозит, проведывает. Очень часто мне выпадала возможность встретить своих боевых товарищей по Славянску. Тогда же в последний раз мне довелось повидать нашу боевую сестру «Нону». Это была девятнадцатилетняя девчёнка из Харькова, которая ещё в начале мая приехала в Славянск в нашу роту. Она училась снайперскому делу. После Славянска она пошла служить в Первый Семёновский батальон к «Малому». На следующий день после нашей встречи «Нона» погибла. Она была посмелее многих ребят и всегда рвалась в бой первой.

Ближе к вечеру мы получили очередное задание. Нужно было разведать район «Новопавловской» шахты, которая находится на юго-восточной окраине Красного Луча, на предмет наличия там противника. По предварительной информации, противник был оттуда выбит, но это не точно. Вот нам и стоило это проверить.



Когда мы открыли карту, то увидели, что маршрут нашего движения к шахте проходит по открытой местности, полями. А сама шахта является хорошим укрепрайоном, и в случае наличия там противника, и если мы будем обнаружены, шансов выжить в бою и уйти у нас не будет.

Но приказ есть приказ, а задание реально интересное. Мы собрались, набрали с собой БК и вооружения, чтоб выглядеть не хуже американских рейнджеров, погрузились в «бусики» и выдвинулись.

Наша группа была численностью 16 человек. С вооружением, экипировкой и прочим у нас было всё в порядке. В группе был ещё один боец, который прошёл Славянск. Его позывной «Дракула». Дракула был гранатомётчиком нашей группы. Хоть одноразовые гранатомёты и «Шмели» были у каждого из нас, но Дракула был старым, мудрым воином и взял с собой РПГ-7 и три заряда к нему. Один из зарядов был противопехотный осколочно-фугасный «выстрел». В этом бою Дракула отыграет важнейшую роль. Но обо всем по порядку.

В этот же вечер, 11 августа 2014 г. «Спарта» под командованием Моторолы приступила к зачистке н.п. Миусинск. Все наши задачи тогда входили в один сценарий контрнаступательных действий в районе Снежного и Красного луча.

Наш путь также проходил через Миусинск – правый берег и северную часть левобережной части города. Когда мы приблизились к мосту через речку Миус, впереди увидели пустующий блокпост, за которым были здания промышленной зоны. Сейчас на этом блокпосту находится пограничный контроль между ДНР и ЛНР, а тогда это был обычный боевой блокпост. Мы решили спешиться. Аккуратно подошли к посту, осмотрелись. Не было ни души. Мы поняли, что находимся в нейтральной зоне. Дальше мы пошли пешком, осматривая прилегающие к дороге строения. Наш транспорт следовал за нами на дистанции. Когда мы вышли на открытую местность, снова погрузились в «бусики» и на малом ходу поехали. Вокруг шли бои. Поля и «зелёнка» были выжжены. Больше всего мы боялись нарваться на одну из групп других ополченцев. Местность там холмистая. Любой контакт с вооруженной группой в «нетралке» всегда заканчивался стрельбой до выяснения «свой-чужой». Стрелять в противника и быть убитым противником не так страшно, как стрелять в своих. Но всё обошлось.

Где-то рядом был слышен танковый бой и активные артиллерийские дуэли. Снаряды со свистом проносились над нами во все стороны. В воздухе пахло артиллерийским порохом и выжженной землёй. Это очень приятный и ни с чем несравнимый запах. Запах боя и подвига.

Приближаясь к намеченной цели, мы решили оставить на перекрёстке группу прикрытия, дабы избежать неожиданного выхода противника в тыл нашей группе. Мы оставили 6 человек с «бусиком» и последовали далее.

Ещё было достаточно светло, и местность хорошо просматривалась. Только мы выехали на прямой участок дороги, впереди показалась «Новопавловская» шахта. В это время я увидел, что в конце дороги стоит БТР. Так сложилось, что его увидел только я, но мы всё равно остановили движение. Когда мы аккуратно приблизились к Т-образному перекрёстку перед шахтой, то увидели, что БТР там действительно стоит, но он повреждён. На этом перекрёстке был уничтоженный украинский блокпост. Кто-то из наших очень кучно разложил этот блокпост на кусочки. Везде были лужи ГСМ, порванные мешки с песком, разбитые бетонные блоки, осколки снарядов и множество гильз от стрелкового оружия. Но больше всего меня напряг неразорвавшийся снаряд калибра 152 мм, который аккуратно лежал на одном из порванных мешков с песком.

Между нами и шахтой была редкая, но густая «зелёнка». Местность была нам не знакома, и мы преступили к её изучению. Очень быстро мы увидели, что на шахте находится вооружённое подразделение с военной техникой, но без опознавательных знаков. Наш командир связался со штабом и доложил обстановку. В штабе ответили, что противника здесь быть уже не может и что это, скорее всего, кто-то из наших. Мы разобрали сектора и заняли позиции. Командир принял решение отправить переговорщика к вооружённым людям с целью выяснения, кто это. В роли переговорщика добровольно выступил инструктор нашей группы с позывным «Сёма». Сёма был опытным военным человеком. До войны он служил в донецком РОСНазе и был инструктором по боевой подготовке у некоторых украинских силовых подразделений. Сёма пошёл без оружия. Выходил к вооружённым людям он совсем с другой стороны, чтобы не определить место нахождения нашей группы, что нас спасло в итоге. Он подошёл к ближайшим четырем вооружённым людям, которые стояли на въезде в территорию шахты, возле своей БМП. Сёма очень быстро определил, что это украинские военнослужащие и предложил им сдаться, мотивируя это тем, что они окружены. Укры попросили дать им 15 минут на обдумывание предложения. Сёма согласился и вернулся к нам. Если честно, я тогда думал, что он просто их порежет, но он был уверен, что убедил их сдаться. Тогда многие наши подразделения брали укров в плен. Это было в своём роде модно. И нам тоже тогда этого хотелось.

Командир нашей группы одобрил решение Сёмы и мы стали ждать, когда же злые укры нам сдадутся. Прошло около 40 минут, на улице потемнело. Мы уже понимали, что никто сдаваться при таких условиях не будет и оставались на своих позициях, держа свои сектора. В то время было мало опытных командиров, и многие ошибались в принятии тех или иных решений. Большая часть из нас училась на войне, если удавалось пережить очередной бой.

Уже светила луна, вдали была слышна канонада от артиллерийских разрывов. Это эстетическое удовольствие прервал крик одного из укров:

- Не стреляйте!

Крикнул укр. Командир его продублировал. Мы уж было подумали, что укры всё же решили сдаваться, но укр продолжил на своём официальном:

- Кыдайтэ зброю! Рукы до горы! Здавайтэся-а-а-а-а-а-а!!!!!!!!!!!!!

И не успел укр докричать последнюю фразу, как по нам заработали их миномёты и стрелковое оружие. Нам повезло, что они поверили Сёме и скоординировали свои миномёты в тот квадрат, из которого он к ним выходил и куда ушёл.

Мы вступили в бой. Между нами и противникам была тонкая, но густая «зелёнка». Открывая огонь, мы ориентировались по свету пламени вражеских автоматов и пулемётов. Миномёты также не замолкали, по нам работала батарея. В это время Дракула выбрал одну из огневых точек противника, который укрепился в помещениях шахты, и произвёл выстрел точно в цель. Их стрелковое оружие замолчало, но миномёты продолжали работать из их тыла. Я находился на дороге возле «зелёнки» и кроме желания поразить противника я испытывал тревогу из-за неразорвавшегося снаряда калибра 152 мм, который до сих пор лежал на одном из мешков с песком на ближней к «зелёнке» обочине. Я понимал, что снаряд взведён и если какая шальная пуля по нему попадёт, то он разорвётся, и тогда уже всю нашу группу разберёт на аккуратные кусочки плоти.

В это время рядом со мной на дистанции метров 4-5 по направлению «2 часа» от меня разорвалась мина, и я получил очередную, но самую неприятную контузию. Ощущения были не очень приятными. Я ничего не слышал, кроме сильного звона. В глазах был белый, яркий свет, хоть была ночь, а всё тело испытывало боль, будь-то меня только что сбил грузовик. Но мозг не отключился и продолжал работать. На тот момент я рассматривал два варианта. Или я погиб и вижу свет в конце туннеля, но без самого туннеля. Либо же меня контузило. Не знаю, хорошо это или плохо, но, как оказалось, всё же был второй вариант. Я понимал, что идёт бой, пули и осколки свистят над головой и вставать никак нельзя, хоть и очень хотелось. Я громко крикнул – «Ранен!» чтобы предупредить своих о том, что пока на меня могут не рассчитывать. После этого я пытался вспомнить, где я и что вокруг меня находится, чтоб укрыться. Через дорогу, позади меня был достаточно глубокий кювет. Я стал отползать в него на животе, не поднимая головы. Как позже выяснилось, в это время я потерял тепловизор, за что меня потом ругал командир. Будучи в кювете, я попытался ощупать себя, что б понять, всё ли на месте. Голова разрывалась от боли. Я почувствовал, что в правом ухе кровь, как потом выяснилось, у меня лопнула барабанная перепонка. Очень быстро зрение вернулось, но я еще ничего не слышал. В это время ко мне подошёл один из наших бойцов с позывным «Доцент». Он на пальцах объяснил мне, что мы уходим.

Вернувшись в Снежное, мы попытались проанализировать происшедшее. Слух частично вернулся на левое ухо.

Мы сделали вывод, что нам крупно повезло. Скорее всего, мы наткнулись на неопытного противника, который после результативной работы нашего гранатомёта, просто боялся вести огонь, чтобы мы не продолжили работать по вспышкам их оружия. Также противник побоялся выяснить наше точное количество и местонахождение. Нас с лёгкостью можно было уничтожить. За нами были только поля, а у противника укрепрайон на шахте. Много ошибок было как с нашей, так и с их стороны. Но главное, что мы выполнили задачу и не потеряли ни одного человека. При этом нанесли урон противнику. Как минимум двое на огневой точке, поражённой из гранатомёта Дракулы, ушли в мир иной.

Поэтому, шуточный шеврон с надписью «Слабоумие и отвага» вполне подошёл бы нам в ту ночь.

Даниил Безсонов линк https://vk.com/militarydonbass?w=wall-68383587_301238


Оказать помощь защитникам Донбасса в борьбе с укрокарателями:
1. Карта Сбербанка 4276380053782368
2. Яндекс-кошелек 410012273300268
3. На номер телефона МТС(не Киви) +79780454589

Военно-гуманитарный центр помощи подразделениям ВС ЛНР и ДНР
Заглавный пост о военно-гуманитарной работе https://centercigr.livejournal.com/153337.html
Группа военно-гуманитарной помощи в ВК https://vk.com/militarydonbass и в твиттере https://twitter.com/militarydonbass
Телеграм по Донбассу: https://t.me/WarDonbass

Комментарии (0)

ВНИМАНИЕ!
Вы не авторизованы на сайте! Чтобы оставить комментарий вы можете зарегистрироваться в упрощенной форме или войти через соцсети: Вконтакте Мэйл.ру Google Facebook Одноклассники