Главное / Аналитика / 1

О модернизации американских систем ПВО

О перспективах развития и модернизации американских комплексов ПВО и автоматизированных систем управления. а также их российских аналогов...

О модернизации американских систем ПВО


Система ПВО Patriot является краеугольным камнем военно-воздушной и противоракетной обороны армии США, развернутой по всему миру в защиту критически важных активов и сил Соединенных Штатов и их союзников.

С 2013 года армия США потратила около $1,1 млрд, и в течение ближайших 5 лет планирует потратить еще $1,8 млрд на модернизацию комплексов ПВО Patriot.
Как сообщают в американском оборонном ведомстве, эти усилия, вызванные растущей угрозой по всему миру и направлены на повышение производительности и надежности системы ПВО, модернизацию системы связи, а также для решения проблем устаревания технологического оборудования.
Кроме того, модернизация позволят радарам и пусковым установкам ПВО Patriot стать частью будущих интегрированных систем противовоздушной и противоракетной обороны (IAMD) армии США. В перспективе, система IAMD должна интегрировать пусковые установки и радарные сенсоры ПВО Patriot, а также других систем противовоздушной и противоракетной обороны армии США в сеть контроля и управления, для кратного повышения эффективности использования противовоздушной и противоракетной обороны.
Система ПВО Patriot представляет собой мобильный армейский зенитный ракетный комплекс, предназначенный для противодействия тактическим баллистическим ракетам; крылатым ракетам; и другим угрозам, таким как самолеты, вертолеты и беспилотные летательные аппараты.
Система ПВО Patriot была впервые развернута в начале 1980-х годов и с тех пор получила ряд существенных обновлений, чтобы идти в ногу со временем и растущими угрозами для армии США.



Зенитно-ракетная батарея комплекса ПВО "Patriot" состоит из четырех основных компонентов:
1) наземная радиолокационная станция для обнаружения и отслеживания целей;
2) пусковые установки (6 – 10 пусковых установок в зенитно-ракетной батареи);
3) ракеты-перехватчики;
4) станция управления, управления и связи.
Зенитно-ракетные батареи комплекса ПВО "Patriot" организованы для борьбы в группах, известных как батальоны. Каждый батальон контролируется собственным командно-диспетчерским пунктом и может вести управление шестью батареями комплекса ПВО Patriot, хотя батальон, как правило, развернут с четырьмя.
Условную конфигурацию батальона "Patriot " см. на рис. 1.


Рисунок – 1

Несколько батальонов комплекса ПВО "Patriot " могут объединяться под командованием армейской бригады армии США. Бригады также отвечают за техническую готовность комплексов ПВО "Патриот", а также за обучение и подготовку личного состава батальонов. Бригада управляет личным составом батальона, находящегося под ее командованием, с возможностью передачи личного состава между батальонами для заполнения кадровых пробелов по мере необходимости.
Архитектура противовоздушной и противоракетной обороны армии США состоит из нескольких систем, развернутых вместе, чтобы обеспечить многоуровневую защиту от различных угроз в диапазоне боевых пространств. Системы противовоздушной и противоракетной обороны армии США могут содержать, например, как в случае с комплексом ПВО "Patriot ", радар-сенсор, пусковую установку и систему управления. Станции командования и управления этих систем могут обмениваться информацией с другими системами противовоздушной и противоракетной обороны или с другими совместными системами по внешним каналам связи, как показано на рисунке 1.
Архитектура противовоздушной и противоракетной обороны армии США включает в себя системы, предназначенные для противодействия угрозам на низкой высоте—такие как ракеты РЗСО, артиллерия и минометы, —а также системы, предназначенные для борьбы с высотными угрозами, перехваченными над атмосферой земли. Комплекс ПВО " Patriot" служит основным элементом армии США, развернутым для перехвата целей среднем диапазоне боевого пространства - выше диапазона ракет РЗСО, артиллерии и минометов, но в атмосфере земли.
Как отмечается аналитиками Пентагона, армия США выявила ряд пробелов в средствах связи и эффективности противовоздушной и противоракетной обороны и в своей способности противостоять развивающимся глобальным вызовам.
Согласно Обзорному докладу Пентагона по противоракетной обороне 2010 года, за последнее десятилетие противники США приобрели более сильные, разнообразные и сложные технологии представляющие угрозы для США и их союзников.
В докладе отмечено, что современные баллистические ракеты являются более технически сложными, более распространенными, включают более передовые контрмеры и представляют угрозу возможностям системы противоракетной обороны армии США, крылатые ракеты также стали относительно простыми в разработке, дешевле баллистических ракет или самолетов и легко экспортируются. Кроме того, расширенные электронные атаки, такие как помехи или спуфинг, стали более распространенными и более простыми в эффективном производстве.
Помимо всего прочего в докладе сказано, что враги США имеют возможность использовать комбинацию интегрированных атак, включая электронную и кибервойну, различные баллистические и крылатые ракеты, силы специальных операций и другие методы, чтобы усложнить боевое пространство.
Как видно из таблицы 1, армия США выявила ряд приоритетных пробелов в своей способности реагировать на растущие угрозы в области противовоздушной и противоракетной обороны.

Высокоприоритетные пробелы в противовоздушной и противоракетной обороне США

Коммуникационный:
Ограниченные возможности интеграции с армейскими, совместными, межведомственными, межправительственными и многонациональными системами ПВО в ходе операций по противовоздушной и противоракетной обороне, включая:
- Ограниченные возможности для связи радаров – сенсоров, предохранителей, собранных данных радара для создания единого изображения воздушного пространства, и возможность использования этого изображения в единой системе управления комплексами ПВО для обеспечения эффективной стрельбы по заданным целям
- Ограниченная совместная интеграция с комплексов ЗРК «Patriot» на уровне ниже батальона

Производительность:
Ограниченная способность:
- Реагирования на тактические угрозы баллистических ракет
- Реагирования на передовые электронные атаки
- Точно классифицировать, идентифицировать и различать самолеты, ракеты, и объекты
- Всеракурсно обнаруживать, сопровождать, и уничтожить на необходимой высоте необходимые цели

В 2012 году армия США объявила о стратегии противовоздушной и противоракетной обороны, направленной на устранение пробелов в средствах связи и производительности путем интеграции своих текущих компонентов противовоздушной и противоракетной обороны (например, радаров и пусковых установок), включая комплексы ЗРК Patriot, под центральной сетью и системой командования и управления, а также обеспечения связи с потенциальными союзниками по оборонной коалиции. В рамках программы Интегрированной Противовоздушной и Противоракетной Обороны (IAMD) в настоящее время разрабатывается Боевая Командная Система (IBCS), с помощью которой планируется подключить радары и пусковые установки ЗРК Patriot к центральной сети обмена данными и станциям контроля и управления. При подключении этих компонентов к Боевой Командной Системе (IBCS), армия США намерена лишить комплексы ПВО существующих недостатков.

Условное представления будущей интегрированной архитектуры противовоздушной и противоракетной обороны армии США можно посмотреть на Рисунке 2.


Рисунок – 2

Армия США надеется, что интегрированная архитектура противовоздушной и противоракетной обороны устранит пробелы в средствах связи и производительности, позволяя IBCS собирать информацию с различных радаров, объединять эти данные в единую картину боевого пространства и использовать эту информацию для поражения целей.
Получение данных от удаленных радаров, предоставит командному составу больше времени для принятия решений, чтобы выбрать правильный решение, не допустить дружеского огня, и выбрать для поражения цели наиболее приемлемый радар с пусковой установкой зенитно-ракетного комплекса. Кроме того, интегрируя данные нескольких отдельных радаров, IBCS может сравнивать и разрешать конфликты в рамках возможностей отдельных систем ПВО для более точной классификации, идентификации объектов потенциальной угрозы.
IBCS могли бы также помочь снизить риск электронных атак, поскольку дополнительные данные радаров могли бы помочь подтвердить, где находятся потенциальные цели, когда отдельные радиолокационные станции подавляются внешним воздействием. Кроме того, поскольку пусковые установки будут иметь доступ к соседним радарам, они могут видеть больше пространства боя и использовать эту информацию для более эффективного противодействия угрозам.
IBCS предназначена для умножения эксплуатационных возможностей отдельных радаров и пусковых установок ПВО, поэтому возможности сетевой архитектуры зависят от способности комплекса ПВО Patriot, а также других систем противовоздушной и противоракетной обороны соединяться с IBCS и предоставлять необходимые качественные данные для повышения производительности системы в целом.
Аналогичные усилия по созданию системной архитектуры с разветвленной коммуникационно-информационной сетью в прошлом оказались весьма сложными для Министерства Обороны США. Например, предварительная работа по проектам многомиллиардной программы развития «Боевые системы будущего» (Army’s Future Combat Systems), в рамках которой предполагалось создать 18 пилотируемых и беспилотных систем, связанных между собой обширной коммуникационной и информационной сетью, столкнулась с растущими затратами и техническими проблемами, которые в конечном итоге привели к ее отмене.

Перспективная модернизация комплекса ПВО Patriot и подключение его к Боевой Командной Системе (IBCS) позволит вдвое снизить оперативные потребностей боевого командования армии США, так как система может быть реорганизована с учетом, что ее больше не придется развертывать как полноценный батальон ПВО. Совместимые с IBCS компоненты комплекса ПВО Patriot могут развертываться в виде отдельных радаров и пусковых установок, объединенных в информационную сеть.
Армейские чиновники Пентагона рассчитывают, что в рамках проводимой модернизации вместо 15 батальонов комплексов ПВО Patriot, армия США будет иметь радиолокаторы и пусковые установки на 60 Зенитно-ракетных батарей, которые могут быть развернуты более гибко для удовлетворения оперативных потребностей командования ПВО.
Модернизация комплексов ПВО Patriot на их совместимость с IBCS потенциально может привести к организационным изменениям, которые уменьшат количество личного состава, необходимого для работы и обслуживания радаров и пусковых установок. Ожидается, что в рамках проводимой модернизации сократиться количество военно-учетных специальностей личного состава обслуживающих комплексы ПВО Patriot с девяти до четырех. Кроме того, эти специальности больше не будут специфичными для ЗРК Patriot, позволяя армии США решать некоторые задачи с относительно низкой численностью персонала по некоторым специальностям. В Пентагоне также полагают, что проводимая реорганизация позволит армии США изменить набор навыков персонала, который в настоящее время является операторами/сопровождающими оборудование, на чисто операторов, в то время как сопровождающие возьмут на себя некоторые дополнительные обязанности. Также, к 2025 году армия США планирует, что нынешние операторы и сопровождающие комплексы ПВО Patriot стали более универсальным личным составом, то есть поддерживали и эксплуатировали различные армейские системы противовоздушной и противоракетной обороны, а не назначались исключительно на ЗРК Patriot.
На сегодняшний день, как сообщает главный информационный листок Армии США «AUSA Global», Пентагон и оборонная корпорация «Raytheon» ведут работы по модернизации систем управления комплексами ПВО Patriot.
До 2017 года каждый из штабов нынешних 15 батальонов комплекса ПВО Patriot армии США имел связь посредством машины командования и управления (C2 - Command and Control) с четырьмя из 60 зенитно-ракетных батарей комплекса ПВО "Patriot", а узлы C2 дополнительно обеспечивали связь с Центром воздушных операций ВВС США и другими элементами оперативных штабов на ТВД.
В 2017 году соотношение 1 машина командования и управления (C2 - Command and Control) на 4 Зенитно-ракетные батареи комплекса ПВО "Patriot" стало снижаться.
Реагируя на текущие оперативные схемы, одна, две или даже три зенитно-ракетные батареи комплекса ПВО "Patriot" развернуты, в некоторых случаях, за пределами Континентальной части США.
По словам Боба Келли, старшего менеджера по интегрированному развитию бизнеса и стратегии противовоздушной и противоракетной обороны в Raytheon «Каждая из этих зенитно-ракетных батарей комплекса ПВО "Patriot" нуждается в командовании и управлении на уровне батальона, чтобы иметь возможность подключиться к совместным силам»
В связи с этим, стремление к большей оперативной гибкости вынудило армию США и корпорацию Raytheon разработать модернизированную машину информационного Координационного центра комплекса ПВО "Patriot" (DPICC).
Пять командно-управляющих комплексов (DPICC) уже были направлены в армию США: один в декабре прошлого года Тихоокеанскому командованию США; один в январе этого года Европейскому командованию США; и три в этом месяце в Форт-Блисс, штат Техас.
Таким образом соотношение штабных узлов к зенитно-ракетным батареям комплекса ПВО "Patriot" опустилась до 1:3 – 20 машин командования и управления (C2 - Command and Control) на 60 зенитно-ракетных батарей. И этот увеличенный потенциал C2 позволяет армии США развернуть комплексы ПВО "Patriot" более гибким и масштабируемым образом.
Что касается обновления программного обеспечения, корпорация Raytheon модернизирует дисплеи операторов комплекса ПВО "Patriot", обращая внимание на то, как система представляет информацию солдату. Во время сравнения модернизированного экранного дисплея со старым экраном на стенде компании Raytheon, Боб Келли отметил, что, хотя на старом и новом дисплеях доступна одна и та же информация, контент представлен оператору комплекса ПВО "Patriot" на новом экране более современным, интуитивно понятным, трехмерным способом.
Модернизация комплекса ПВО "Patriot" предусматривает еще одну цель, в рамках которой системы PATRIOT и THAAD станут совместимыми между собой.
С зенитно-ракетным комплексом ПВО "Patriot" в принципе все понятно, но возникает логичный вопрос. А как у нас в России обстоят дела с объединением всех комплексов ПВО в одну информационно-боевую сеть.



В либеральной обывательской среде бытует устойчивое мнение об отсталости Российских информационных систем. Однако, в случае с Российским ВПК, либералов постигнет тут суровое разочарование. В создании информационно-боевых вычислительных и коммуникационных систем Россия традиционно занимала и занимает лидирующие позиции в мире.
Еще в 60-хх годах 20-го века в Советском Союзе прекрасно осознавали, что создание эффективной системы противовоздушной обороны такой большой страны невозможно без автоматизации процессов управления войсками, силами и средствами ПВО во всех звеньях системы управления.
Кстати, первая информационно-коммуникационная и управляющая вычислительная система появилась в СССР именно при создании противовоздушного и противоракетного позиционного района обороны центрального промышленного региона советской России, когда пришло осознание и понимание, что человек в силу своих физиологических ограничений просто не способен эффективно и на должном уровне осуществлять управление по отражению воздушного или ракетного нападения.
Анализ этого опыта показывает, что можно выделить пять этапов создания и развития автоматических систем управления (АСУ), обусловленных развитием средств воздушного нападения (СВН), огневых и информационных средств ПВО и уровнем развития комплексов средств автоматизации (КСА).
Первый этап (1960-1970) характеризовался тем, что основными СВН вероятного противника были самолеты стратегической и тактической авиации (СА и ТА), вооруженные авиационными бомбами различного типа. Основные тактические приемы прорыва СВН к обороняемым объектам - прикрытие самолетов СА и ТА активными и пассивными помехами, в том числе и с борта специальных постановщиков активных помех, и применение маневра против зенитного артиллерийского и зенитного ракетного огня непосредственно в зоне боевых действий. Плотность СВН в ударах была сравнительно небольшой, что наглядно видно в действиях авиации США во время локальных войн в Корее и Вьетнаме.
Огневые средства ПВО (ЗРК, истребители ПВО) обладали относительно низкими поисковыми возможностями и требовали информации целеуказания и наведения с достаточно высокими точностными характеристиками. Информационные средства ПВО имели ограниченные возможности по обнаружению СВН, а средства автоматизации командных пунктов (КП) соединений и частей практически отсутствовали.
В этих условиях при создании первых комплексов средств автоматизации особую актуальность приобрела проблема обоснования уровня автоматизации процессов управления войсками и силами ПВО. Поэтому при разработке АСУ войсками и силами ПВО тех лет главное внимание было уделено автоматизации таких функций управления, как сбор, обработка и отображение информации о воздушной обстановке, боевой готовности, боевых действиях, боевых возможностях и результатах боевых действий войск ПВО, проведение предварительных штурманских расчетов на перехват воздушных целей и на перебазирование ИА, формирование целеуказания ЗРК и истребителям ПВО. Неавтоматизированное выполнение именно этих функций являлось «узким местом» при управлении огневыми средствами ПВО и мешало достижению требуемой эффективности боевых действий.
Первым комплексом средств автоматизации оперативного звена управления Войск ПВО был КСА «Алмаз-2», разработка которого велась НИИ «Восход» (главный конструктор В. И. Дракин) с конца 60-х годов. В период 1970-1974 гг. им были оснащены КП отдельных армий ПВО. Данный комплекс обеспечивал автоматизированный сбор, обработку и отображение информации о воздушной обстановке, боевой готовности, боевых действиях, боевых возможностях и результатах боевых действий войск ПВО в масштабе времени, близком к реальному, что позволяло создать единую систему сбора информации в границах объединения ПВО.
В эти же годы НИИ средств автоматизации была создана АСУ «Воздух-1М» с КСА КП корпуса (дивизии) ПВО ВС-11М (главный конструктор В. Ф. Лепихов), а Московским НИИ приборной автоматики - АСУ «Луч-1» (главный конструктор А. Л. Лившиц). Элементы АСУ «Луч-1» (КСА КП корпуса (дивизии) ПВО «Протон-1», ПН ИА, КП радиотехнического батальона «Межа», КП радиотехнической роты «Низина») в сочетании с элементами системы С-100 (КСА КП бригады ЗРВ, радиолокационных узлов ближней разведки) были использованы для оснащения средствами автоматизации системы РТЦ-94, обеспечивающей защиту Ленинграда и ленинградского промышленного района от ударов воздушного противника. Созданием КСА «Алмаз-2», АСУ «Воздух-1М» и «Луч-1» практически был завершен первый этап развития АСУ оперативного и оперативно-тактического звеньев управления.
Второй этап (1970-е - начало 1980-х) характеризовался прежде всего созданием в странах НАТО и в первую очередь в США крылатых ракет воздушного, наземного и морского базирования стратегического и оперативно-тактического назначения, совершенствованием способов боевого применения СВН. Эти факторы обусловили дальнейшую модернизацию и совершенствование систем управления ПВО.
В результате развития и модернизации системы «Алмаз» были созданы новые КСА - «Алмаз-4», «Алмаз-МО» и «Алмаз-ЦКП» для оснащения КП отдельных армий ПВО, Московского и Бакинского округов ПВО, а также центрального командного пункта Войск ПВО. Данные КСА имели улучшенные оперативно-тактические характеристики по сравнению с КСА «Алмаз-2» и позволяли дополнительно обеспечить автоматизированный прием, обработку и отображение данных об ударах стратегических крылатых ракет, о ходе и результатах их отражения, сбор от подчиненных КП данных о ядерных взрывах, радиационной, химической и бактериологической обстановке. Оснащение войск этими средствами позволило создать единую систему централизованного автоматизированного управления группировками ПВО в границах всей территории Советского Союза.
Развитие АСУ ПВО на третьем этапе (1980-е - начало 1990-х) во многом было обусловлено совершенствованием пилотируемых средств воздушного нападения, снижением их радиолокационной заметности, появлением беспилотных средств (управляемых ракет, стратегических крылатых ракет, дистанционно пилотируемых летательных аппаратов), начавшейся разработкой новых средств нападения, действующих на сверхбольших высотах с гиперзвуковыми скоростями, созданием новых специальных ударных систем, действующих по принципу «разведка-выстрел-поражение».
Для решения проблем управления войсками и силами ПВО при борьбе с новыми и перспективными средствами воздушного нападения Московским НИИ приборной автоматики проводились интенсивные работы по проектированию КСА стратегического и оперативного звеньев управления Войск ПВО «Рапира-Ц» и «Рапира-П» (главный конструктор А. В. Грибов), продолжению разработки АСУ корпуса (дивизии) ПВО «Пирамида», созданию КСА межвидового применения на базе унифицированных, функционально законченных элементов в рамках НИЭР «Солнце» (руководитель Н. В. Мохин).
Также был разработан и принят на вооружение КСА 60А6 для КП корпуса ПВО системы С-50, обеспечивающей противовоздушную оборону г. Москвы и объектов Центрального промышленного района (главный конструктор Н. В. Мохин, Я. В. Безель). В это же время НИИ «Восход» разрабатывал КСА системы «Брусок», предназначенной для автоматизации деятельности штабов, и КСА системы «Агат» для КП стратегического, оперативного и оперативно-тактического звеньев управления с меньшим составом решаемых задач по сравнению с КСА «Рапира» (главный конструктор В. И. Дракин).
Структура построения КСА предполагала создание функционально взаимосвязанных подсистем (командно-сигнальной, боевого управления и информационно-расчетной) на основе реализации принципа децентрализованной обработки информации. Эти идеи построения КСА востребованы и в настоящее время.
На следующем, четвертом этапе развития АСУ войсками и силами ПВО (начало 1990-х - 2000-е) были проведены работы, направленные на создание КСА КП и штабов, обеспечивающих интеграцию боевого и организационного управления, отличительной чертой которых является использование ряда принципиально новых информационных технологий, обеспечивающих удобство работы должностных лиц органов управления с системой, требуемую достоверность и оперативность получения расчетных и справочных данных, возможность автоматизированной подготовки боевых документов, а также обмена формализованной и неформализованной информацией в реальном масштабе времени.
Результаты проведенных работ были реализованы ФГУП «Концерн «Системпром» при создании комплекса программно-технических средств отображения информации индивидуального и коллективного пользования «Топаз», КСА КП и штаба зоны ПВО «Бастион-З», КСА КП и штаба командования ВВС и ПВО «Бастион-ЗА», КСА ЦКП ВВС «Бастион-ЦКП», телекоммуникационной системы обмена данными «Утеплитель», а также КСА регионального КП объединенной системы ПВО государств - участников СНГ «Бастион-ЗРКП» (главный конструктор Ю. В. Бородакий). Комплексами средств автоматизации типа «Бастион» были оснащены все КП и штабы стратегического, оперативно-стратегического и оперативного звеньев управления ВВС.
В этот же период были приняты на вооружение разработанные Московским НИИ приборной автоматики для оперативно-тактического звена управления командно-сигнальная система «Патрон» (главный конструктор А. В. Горячев) и КСА КП корпуса (дивизии) ПВО «Универсал-1» (главный конструктор В. А. Финкельштейн), который обеспечивал управление соединениями и частями ЗРВ, ИА, РТВ и РЭБ, оснащенных в том числе и новыми КСА и пунктом боевого управления («Байкал-1М», 55К6М, «Вертикаль», «Фундамент-3», «Москва-1»). Одновременно был принят на вооружение разработанный НИИ «Восход» комплекс приема-передачи информации «Шлюз-АМ1», предназначенный для приема, обработки и выдачи информации о воздушной обстановке, поступающей от авиационного комплекса радиолокационного дозора и наведения А-50 (главный конструктор Л. Н. Захаров).
На сегодняшний день мы находимся на пятом этапе развития АСУ войсками, силами и средствами ПВО (ВКО) России, который проходит в условиях кардинальных организационно-штатных изменений в структуре системы управления ВС РФ, ужесточения требований к оперативности, непрерывности, устойчивости и скрытности управления войсками ПВО, появления и разработки новых огневых и информационных средств авиации, ЗРВ, РТВ, обладающих более широкими возможностями, чем существующие средства. Его отличительными чертами являются активное развитие и внедрение в АСУ новых информационных и телекоммуникационных технологий, высокие темпы совершенствования элементной базы средств автоматизации и связи.
Реализация этих требований к АСУ войсками ПВО в современных условиях осуществляется на основе создания единой информационной сети, которая представлять собой совокупность интегрированных информационных ресурсов КП (ПУ) всех уровней, включая национальный центр управления обороной.


Пример организации схемы единой АСУ ОС ПВО. Рисунок – 3

В рамках модернизации АСУ войсками, силами и средствами ПВО (ВКО) России в 2016 году прошли масштабные учения, в ходе которых единая интегрированная система противовоздушной обороны Воздушно-космических сил России прошла испытания. В ходе испытания единой интегрированной системе противовоздушной обороны Воздушно-космических сил России удалось отразить массированное воздушное нападение условного противника на Кавказ, Крым и Центральную Россию.
В испытании единой интегрированной системы ПВО были задействованы все подразделения ВКС России, включая Главное командование, а также Национальный центр обороны. Благодаря единой системе Национальный центр обороны и Главное командование Воздушно-космических сил в режиме реального времени получали полную информацию обо всем, происходящем в воздухе. Система ПВО противостояла истребителям, крылатым ракетам и беспилотникам условного противника.
В отражении нападения также принимали участие зенитные ракетные комплексы С-300В и «Бук», входящие в состав Сухопутных войск России и формально не входящих в силы и средства войск противовоздушной и противоракетной обороны. Управление ими производилось благодаря взаимному обмену данными между единой интегрированной системой противовоздушной обороны и собственной автоматизированной системой управления Сухопутных войск.
В завершение необходимо отметить, что создание АСУ войсками, силами и средствами ПВО (ВКО) России - одна из самых важных задач на сегодняшний день. И причина этому одна. Концепция войны в 21 веке существенным образом изменилась, и потенциальный противник в случае конфликта не будет просто так вводить на территорию другого государства танки и пехоту. Сначала последует массированное воздушно-космическое ракетное нападение, а уже только после этого, потенциальный противник будет осуществлять дальнейшее ведение боевых действий сухопутными армиями. О подобном развитии событий ясно говорят военная доктрина США и заявления американских военных.

Технический директор, военный эксперт Центра CIGR Владимир Орлов

По материалам: Committee on Armed Services, U.S. Department of Defense, AUSA Global, Military Technology, Журнал «Воздушно-космическая оборона», 4-е ЦНИИ Минобороны России, ВПК.name.

Комментарии (0)

ВНИМАНИЕ!
Вы не авторизованы на сайте! Чтобы оставить комментарий вы можете зарегистрироваться в упрощенной форме или войти через соцсети: Вконтакте Мэйл.ру Google Facebook Одноклассники